Противодействие коррупции
Полезное

В Самарской области 186 семей взяли к себе пожилых людей

Последнее новоселье

Свежевыкрашенный зеленый до­мик на окраине села Камышла год назад стал родным для 76-летней Минямал Шагалеевой. Детей им с мужем Всевышний не дал, как похо­ронила своего дедушку, ушла жить к сестре. Дом тем временем снесли. Но через пару лет оказалось, что родственники поторопились при­гласить ее к себе. В общем, отказа­лись они от нее и сдали в Централь­ную республиканскую больницу. 10 лет прожила она там, провожая со­седей по палате в последний путь. А в прошлом году медико-социальное отделение переименовали в отделе­ние сестринского ухода, и старики снова стали лишними. Их попроси­ли освободить койки для нуждаю­щихся в лечении.

— Если бы я бабушку к себе не взяла, не знаю, куда бы она пошла, ей ведь даже очереди в пансионат негде было бы ждать, — разводит руками 51-летняя санитарка Рази­на Ханнанова. — А я тоже одна, мужа похоронила, дочери заму­жем, отдельно живут. Вот мы с ба­бушкой и общаемся, она меня на работу провожает, с работы встре­чает. Я ей благодарна, что не в пус­той дом прихожу. Живем вместе год, ни разу не пожалела, что взяла ее к себе.

Баба Маша Гниломедова из поселка Красный Октябрь справила новоселье в прошлом ноябре. Одно­сельчанка Валентина Мухина, бывшая соцработник, ныне пенсионер­ка, пожалела — забрала перенес­шую инсульт старушку из нетопле­ной избы к себе погреться. Пригла­сила в гости, да так теперь и живут вместе. Одинокая бабушка послед­ние годы была у нее на соцобеспечении, потому привыкать друг к другу не пришлось.

— Она меня жалеет, всегда доб­рым словом поддержит, а то и со­тенную даст — иди купи нам фрук­тов, —рассказывает Мухина.

Сейчас в регионе 178 семей, где доживают свой век пожилые, безде­тные или не вписывающиеся в го­родской ритм жизни своих детей и внуков. Очередь в пансионаты в гу­бернии благодаря приемным семь­ям начала снижаться.

Не за зарплату

Приемные семьи образуются на основе трехстороннего договора: между подопечным, ухаживающим и центром соцобслуживания, со­трудники которого хотя бы раз в ме­сяц наведываются в гости. Но фор­ма такой семьи подразумевает ско­рее моральный договор между сто­ронами, никакой корысти брать нуждающихся в уходе к себе у беру­щихся ухаживать за ними нет. За та­кой труд полагается символическая выплата из бюджета—2,6 тыс. руб­лей на руки. При этом квартиры и дома за стариками сохраняются.

Есть еще одно обязательное усло­вие: приемная семья должна жить под одной крышей, вести совмест­ное хозяйство. Но так как стариков­ские дома в деревнях (а эта форма устройства прижилась в основном на селе), как правило, худые, то жи­вут подопечные у своих «приемных детей». С общим холодильником.

Если в деревнях людей объеди­няет в основном неустроенный быт, на старости бабушки и дедуш­ки просто не в состоянии содер­жать дом и хозяйство без посторон­ней помощи, то в городах прием­ные семьи защищают скорее от одиночества. Зачастую пожилые отец или мать, похоронив вторую половинку, оказываются «сирота­ми» при живых детях и внуках. Так получилось и в семье Александра Соколова из Самары. Пока он был на ногах, 45 лет стоял у токарного станка да ездил на заработки «на севера» — был нужен. А как похо­ронил жену и заболел, оказалось, что в его доме теперь новый хозяин — очередной супруг дочери, кото­рый мог и не накормить лежачего. Пожалела соседа пенсионерка Раи­са Кутузова. За дядю Сашу просили племянницы: «Тетя Рая, ты нам как родная, не бросай его, забери к себе».

Два года она выхаживала соседа, моталась с ним по больницам, но левую ногу спасти не удалось. Вот уже несколько лет Соколов поти­хоньку повторяет: «Эх, если бы я мог ходить...» Когда ты на коляске и тебе под 70, много дел не передела­ешь. И только год назад знакомые подсказали тете Рае, что за уход можно еще и выплату получать, если оформить приемную семью.

— Наверное, я сам виноват, пло­хо своих детей воспитал. А в панси­онат ушел бы, если бы для нее было лучше, —кивает дядя Саша на Раи­су Михайловну. — Вы только не по­думайте, мы с ней никогда мужем и женой не были, хоть и ровесники. Многие начнут говорить: вот, мол, взяла себе соседка мужа, да еще и деньги за него получает. Но я ду­маю, с такими условиями прием­ных семей много не будет, надо бы людям за эту работу зарплату при­бавить, хотя бы до 5 тысяч рублей.

— Что ты, Соколов, 5 тысяч—это ж такие деньги! — даже испугалась тетя Рая.

Власти не скрывают, что на каж­дом подопечном в приемной семье бюджет прилично экономит. Ведь только на содержание одного паци­ента в пансионате в месяц тратится до 20 тысяч рублей. А здесь люди стесняются попросить для себя лишнюю копеечку даже в разгово­ре по душам на 5-метровой кухне.

Казенный дом подождет

Попадают в такие семьи не толь­ко ветераны и пожилые, но и моло­дые еще люди с инвалидностью. Первым в регионе подопечным в приемной семье стал инвалид де­тства, житель села Байтуган Фарит Шафиггулин.

— Такие инвалиды, как Фарит (диагноз — олигофрения. —Авт.), когда остаются одни, сгорают за не­сколько месяцев. Они слишком доб­рые, вокруг собирается «веселая» компания, пропивают пенсию, че­ловек без ухода и еды просто умира­ет. А для одиноких стариков и вовсе приемная семья нужна, чтобы на старости лет дожить у себя в селе, а не в доме престарелых. И тому, кто ухаживает, тоже хорошо. Совесть спокойна, что соседа не бросил, а потом ведь выплата за них идет, и стаж в трудовую книжку, — кивает головой соцработник Гульчира Мунирова из села Байтуган, приняв­шая Фарита в свою семью.

Инвалид детства 19-летний Коля Ткачев жил в приемной семье Валиева — Махмутовой вместе с други­ми ребятами из коррекционной школы, но в день его совершенно­летия договор истекал. Коля не мо­жет жить самостоятельно (диагноз — «умственная отсталость»). Из дома, к которому он привык, ему одна дорога - - в пансионат. Но на семейном совете решили не сда­вать его в казенный дом. Оформили в приемную семью уже как взрослого инвалида. Коля обещал слушать­ся. Здесь—воля, речка, огород, яго­ды, мед свой.

— Здесь он может пойти и сор­вать цветок, посмотреть, как вода течет, с друзьями пообщаться, он ведь, по сути, ребенок, одним сло­вом — воля здесь, и даже он это по­нимает, — рассуждает Махмутова. — Потому, если есть желающие стариков и таких вот неприспособ­ленных к жизни инвалидов в семьи брать, это нужно поддерживать.

Станут ли дома престарелых ког­да-нибудь лишними? Не знаю. Но ведь закрываются же, реорганизу­ются в регионе детдома, в прием­ных семьях сегодня живут почти втрое больше сирот, чем в казенных стенах.


КОММЕНТАРИЙ

Евгений Ханжин,

ЗАММИНИСТРА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

и соцразвития Самарской области:

— Самарская область стала пер­вым регионом России, где в 2008 году был принят закон «Об органи­зации деятельности приемных се­мей для граждан пожилого возрас­та и инвалидов». До принятия зако­на у нас уже действовало 25 прием­ных семей. Сердобольные соседи, знакомые, соцработники просто перевозили одиноких немощных стариков к себе, чтобы помочь им выжить. А первая приемная семья была создана еще в 1997 году.

Сейчас в области организовано 186 приемных семей, а всего за пе­риод действия закона было создано 304 семьи. Причем за все эти годы не было ни одной жалобы от стари­ков или инвалидов на плохое обра­щение. Помимо прочего, развитие этой формы обслуживания позво­лило значительно сократить оче­редь в пансионаты для ветеранов. Пожилые люди охотнее переезжа­ют в знакомую семью, оставаясь в привычных для них условиях род­ного села, города, потому приемная семья и в дальнейшем будет полу­чать поддержку органов власти.

КОНКРЕТНО

УСЛОВИЯ СОЗДАНИЯ ПРИЕМНОЙ СЕМЬИ:

• обоюдное желание;

• совместное проживание и веде­ние хозяйства;

• отсутствие вредных привычек и социально опасных заболева­ний у осуществляющего уход;

• письменное согласие всех чле­нов семьи опекуна, если прием­ная семья будет жить у ухаживающего;

« в одну приемную семью можно взять не более 4 престарелых.

ФИНАНСОВАЯ СТОРОНА СОСТРАДАНИЯ:

• За свою работу опекун получа­ет выплату—это фиксированная сумма 3 тысячи 24 рубля в месяц ( + 852 рубля — перечисления бюджета в Пенсионный фонд, Фонд соцстраха, ФОМС).

• Пожилые, инвалиды отдают 75% пенсии опекуну. На эти де­ньги семья ведет совместное хо­зяйство, платит коммунальные платежи, питается. 25% пенсии остается у подопечного на кар­манные расходы (обычно ста­рики откладывают на похоро­ны).

• Старики остаются собственни­ками квартир и домов.

ПЛЮСЫ ПРИЕМНОЙ СЕМЬИ ПО СРАВНЕНИЮ С ПАНСИОНАТОМ:

# Старики остаются в привычной для себя обстановке, в родном селе или даже своем доме.

# В семье легче социализировать­ся, чем в переполненном пансио­нате.

# Решается проблема одиночест­ва, появляется смысл жизни.

# Экономятся в 6—7 раз затраты бюджета на уход за стариками.

# Создаются новые рабочие мес­та, что особенно важно на селе.

СТАТУС ПОДОПЕЧНЫХ

В САМАРСКИХ ПРИЕМНЫХ

СЕМЬЯХ: ,

40% — инвалиды, 12% — вете­раны ВОВ, 10% — инвалиды вследствие психических заболе­ваний, 38% — нуждающиеся в уходе престарелые граждане.

ВОЗРАСТ ПОДОПЕЧНЫХ В ПРИЕМНЫХ СЕМЬЯХ САМАРЫ:

40% — от 80 до 90 лет; 28% — от 70 до 80 лет; 15 % — старше 90 лет; 12% — от 60 до 70 лет; 4%—от 30 до 50 лет; 1% —от 18 до 30 лет. 

17 мая 2012
1815
Правительство Самарской областиМинистерство здравоохранения Российской ФедерацииЭлектронное правительство Самарской областиПравительство Российской ФедерацииЗдоровый образ жизниЗдоровая РоссияМедицинский информационно-аналитический центрПрофилактика ВИЧ/СПИДа в РоссииПрокуратура Самарской области разъясняетФГБУ "ЦНИИОИЗ" Минздрава России Электронное правительство - госуслуги Региональный портал государственных услугОбластная научная медицинская библиотека МИАЦ Программа модернизации здравоохранения Самарской областиРеестр цен на лекарственне препараты
Создание сайта
mediaidea
Яндекс.Метрика
© Министерство здравоохранения Самарской области