Полезное

Легенды самарской медицины. Павел Николаевич Ромашев

Дело жизни
Павел Николаевич Ромашев: «России нужны честные профессионалы»
На вопрос, как судьба привела Павла Ромашева в больницу имени Н. И. Пирогова, он ответил: «Очень просто - 3 июля 1938 года я родился в больнице имени Пирогова».  Хотел быть хирургом-лечебником и стал им. В главврачи никогда не рвался, за должностями не гонялся, но его сердце и душа с тех самых пор принадлежали больнице Пирогова. Здесь он дежурил в приемном отделении, работал начмедом, возглавил ее в 1993 году. И руководил до 2006 года.
 
Налегай на весла
- Расскажите о себе: как попали в медицину?
- Родился и за исключением некоторых периодов отсутствия в связи с выездами, всю жизнь прожил в Самаре - Куйбышеве. В детстве я мечтал стать военным моряком. С 14 лет занимался морским многоборьем в военно-морском клубе ДОСААФ. Корни мои из воды идут. Прадед, дед  - нижегородцы, были потомственными речниками. Опыт общения со стихией пригодился мне на протяжении всей жизни. Не плыть по течению. Не поддаваться, не позволять ветру унести себя. Упорно идти к цели. Не мчаться по гребням волн, нажимая на кнопочки, попирая все принципы, презирая все правила. В общем, налегай на весла, управляй парусом.
В 10 классе я попал в операционную хирургического отделения, которым заведовал мой отец, и вечером того же дня сказал ему, что решил поступать в медицинский институт, чтобы стать хирургом. Отец одобрил мое решение, но сказал, что хирург – это терапевт, вооруженный скальпелем, а не технический исполнитель. А еще он сказал: в жизни хирурга больше терний, чем роз.
 
В военно-полевых условиях
- Где работали после вуза? Как судьба привела вас в больницу имени Пирогова?
- После окончания института я работал по назначению в Чапаевске врачом скорой медпомощи. Одновременно работал хирургом поликлиники Самарского района и дежурил хирургом в приемном отделении больницы имени Пирогова.
В 1965 году я был принят в штат больницы. После окончания клинической спецординатуры в Казани был направлен в Гвинейскую республику для работы в системе африканской партии, боровшейся за освобождение народов Гвинеи - Бисау и островов Зеленого Мыса против португальского колониального владычества (ПАИГК). Жить и работать пришлось в военно-полевых условиях. Как правило, был единственный врач и очень часто один среди африканцев. Кроме занятий хирургией приходилось, естественно, и роды принимать, и аборты по жизненным показаниям делать, и проказу лечить. И я с глубокой благодарностью вспоминал тогда и вспоминаю до сих пор своих учителей и наставников. В первую очередь моего отца, а также заведующего отделением больницы имени Пирогова Ефима Абрамовича Оркина, доцента кафедры госпитальной хирургии Казанского медицинского института  Владимира Владимировича Федорова и основателя местной инфильтрационной анестезии академика Александра Васильевича Вишневского.
Будучи ассистентом кафедры хирургических болезней Куйбышевского медицинского института, я получил возможность общаться со студентами, освоил операции на щитовидной железе, научился тщательно работать с документами.
Во время следующей загранкомандировки я был старшим хирургом центрального госпиталя юга страны и на общественных началах старшим группы советских врачей в Тунисе. Там я получил возможность ознакомиться с французской медицинской школой, а также психологией людей, очутившихся в необычных условиях, в первую очередь, советских специалистов. Приобретенные теоретические знания и практические навыки были потом внедрены в работу хирургов больницы имени Пирогова, результаты были проанализированы и легли в основу нескольких диссертаций, защищенных врачами больницы.
 
Опережая время
- Работая заместителем главного врача по медицинской части больницы имени Пирогова, я был вынужден вникнуть и проанализировать очень сложную  ситуацию, которая тогда существовала в нашем здравоохранении. Через три года мне это очень помогло быстро войти в колею заместителя заведующего областным отделом здравоохранения по лечебно-профилактической помощи взрослому населению.
Большое внимание уделял развитию специализированной медицинской помощи. В тот период было открыто сосудистое хирургическое отделение в больнице имени Калинина, работающее в круглосуточном режиме. Было открыто отделение в Сызрани для лечения больных алкоголизмом и одновременно туберкулезом.
Огромный пласт работы был связан с лицензированием и аккредитацией.  Было разработано положение о лицензировании и аккредитации медицинских учреждений Самарской области. И впоследствии, когда вышел закон о медицинском страховании и обязательным стало наличие лицензии и сертификата, я был назначен на общественных началах председателем областной медицинской лицензионной комиссии, которой руководил три с половиной года. Тогда мы провели лицензирование и аккредитацию большинства медицинских учреждений Самарской области.
 
Как отстояли онкоцентр
- Вы были в числе инициаторов строительства нынешнего онкологического центра. Сложно было пробивать эту идею?
Да, я всячески поддерживал строительство онкологического центра. А в последующем, уже не работая в облздраве и будучи главным врачом больницы имени Пирогова, убедил депутатов губернской думы не выносить на рассмотрение вопрос о прекращении строительства, продаже недостроенного здания и полученного для центра оборудования.
 
- А вопрос так стоял?
- Да, дебаты были острейшие, многие говорили, что надо прекратить строить такой дорогой объект, все распродать и поделить. Депутаты и меня убеждали. Но я тогда сказал, что нельзя распылять то, что должно работать в комплексе. Онкоцентр – крупный опорный кулак, задача которого – раннее выявление предраковых состояний и раковых заболеваний и современное, своевременное их лечение. А чтобы окончательно их убедить, привел им присказку: «Даже сотня мышей не составит одного кота». Каждый должен заниматься своим делом. В общем, онкоцентр нам удалось отстоять, чему я рад до сих пор.
 
О задачах и проблемах
- Какие задачи стояли перед руководителем одной из старейших и крупнейших больниц города и области?
- Когда ушел на инвалидность, не доработав до пенсии, главный врач больницы имени ПироговаЛеонид Алексеевич Бирюков, выбор пал на меня. Я в главврачи не рвался, но тогдашний глава города Самары Олег Николаевич Сысуев меня уговорил. Это было 4 октября 1993 года.
Если говорить казенным языком, главными задачами были организация доступной качественной медицинской помощи населению города, создание удовлетворительных условий для работы персонала и обеспечение адекватной оплаты труда коллективу больницы.
 
- С какими трудностями столкнулся новый главврач больницы имени Пирогова?
- Отсутствиечеткой организации труда, должностных инструкций,документально утвержденного распределенияобязанностей между сотрудниками, несоблюдение стандартов обследования и лечения, недостаточное и несвоевременное финансирование, отсутствие необходимого оборудования и инструментария, прачечной и транспорта. Прачечная к тому времени была приватизирована, хотя находилась на территории больницы, а гараж вместе с машинами был передан в ведение городского отдела здравоохранения, что вызывало большие проблемы. Эти вопросы пришлось решать мне. Существовал и дефицит помещений. Больница размещалась в старых и приспособленных зданиях. Для примера: родильное отделение №21 расположено в двухэтажном здании, сданном в эксплуатацию, как и вся больница, в 1875 году. Это был жилой служебный дом старшего врача больницы. Прекрасный дом, но совершенно не предназначенный для лечения, принятия родов, производства операций, выхаживания новорожденных. Второй роддом (трехэтажное здание), который был сдан в эксплуатацию в 1961 году, тоже оставляет желать лучшего. И палатные площади, и операционные были существенно меньше, чем предписывали нормативы. Скажем, в палате даже относительно новых семиэтажных корпусов, рассчитанной на 4 койки, мы устанавливали и 6, и порой 7 кроватей в связи с необходимостью - того требовали интересы пациентов.
 
- Что удалось изменить в больнице (материальная база, кадры, оборудование)?
- Были разработаны и внедрены к неукоснительному исполнениюдолжностные инструкции и регламент работы подразделений больницы. Стали регулярно проводиться клинические разборы. Каждый летальный исход становился предметом серьезного обсуждения: можно ли было предотвратить, все ли сделали врачи. Заработали лечебно-контрольные и клинико-паталогоанатомические комиссии, научно-практические конференции. Это школа. Был организован клинико-экспертный совет, уменьшено количество должностей, в том числе и заместителей главного врача.
В своей работе старался использовать личный потенциал каждого сотрудника. Были у меня и сторонники, были и оппоненты, но мы всегда находили общий язык.
 
- Как шло совершенствование медицинских технологий?
- Были разработаны и внедрены программируемая релапаротомия в лечении перитонитов (с использованием опыта французской медицины, почерпнутого в Тунисе), комплексная программа лечения перитонита у детей, токсикозов беременных, алгоритмы действий при поступлении пострадавших с политравмой, сочетанной травмой, множественными переломами ребер, с заболеваниями и травмами позвоночника и другие. В результате этих усилий значительно улучшились результаты лечения, снизились материнская и младенческая смертность.
 
В экстренных случаях
- Кстати, именно эти программы помогли нам впоследствии четко и оперативно действовать в экстренных случаях. А такие случаи  в больнице имени Пирогова, увы, не редкость. Даже, можно сказать, штатные ситуации. Особенно наглядно это было видно на примере печально известного пожара в здании ГУВД в феврале 1999 года. Тогда к нам хлынул поток обожженных, травмированных при прыжке из окон со второго и третьего этажа здания (а этажи там высокие, их третий этаж соответствовал пятому этажу нашей больницы) отравленных продуктами горения людей. У нас к тому моменту был жесткий порядок: командует один, остальные делают свою работу. Четко расписано, как действовать при каждом виде травм и повреждений.
В течение нескольких часов в больницу поступило тогда 157 пострадавших. Одного привезли уже в состоянии клинической смерти, наступившей в машине, в больнице умерло еще два человека. Наутро после трагедии в больницу приехали высокие врачебные и милицейские чины, потом представители правительства России. И когда они обошли больницу, все проверили,  изучили ситуацию на месте, они не сочли необходимым и целесообразным переводить кого-либо из пострадавших в центральные учреждения Москвы. Признали, что сделано и делается все возможное для пострадавших. Большинство из них с минимальными потерями для здоровья выписалось и вернулось к своим служебным обязанностям.
 
 Союз науки и практики
- Больница является базой Самарского государственного медицинского университета очень давно. Мы всегда очень дружили, активно работали вместе. Наше сотрудничество получило дальнейшее развитие, оживилась научно-исследовательская работа, и за период моей работы в должности главного врача больницы наши врачи защитили две докторских и шесть  кандидатских диссертаций.
Кстати, огромное количество интернов, молодых врачей прошли первичную специализацию и усовершенствование на базе практически всех структурных подразделений больницы.
 
На новый этап
- Нам удалось приобрести наркозно-дыхательную аппаратуру, оборудование для выхаживания новорожденных, проведения детоксикации, лапароскопических вмешательств, рентгенологическое оборудование. Была произведена компьютеризация всей больницы. Реорганизована работа групп по ремонту и техническому обслуживанию медицинского оборудования больницы. Благодаря этому получало вторую и даже третью жизнь необходимое нам оборудование.
Одними из первых в городе мы начали использовать счетчики подачи воды и тепла. Тогда, помню, надо мной посмеивались, но такая мера позволила нам снизить затраты на холодное и горячее водоснабжение и отопление в три с половиной раза. А больница довольно большая, поэтому сэкономили мы миллионы.
Творческий и организационный подъем увенчался присвоением званий «Заслуженный врач» 10 врачам, «Заслуженный работник здравоохранения» трем старшим медсестрам и провизору, а больнице был присвоен статус клинической. В 2005 году в дополнение к полученному в 1975 году ордену «Знак Почета» больница стала лауреатом международной премии «Профессия – жизнь».
 
- Больница им. Пирогова славилась и славится врачебными династиями. Каково ваше отношение к такой преемственности и традиции?
- К медицинским династиям я отношусь очень положительно, при условии, если понятие «династия» не отождествляется с местничеством и наследованием должностей, что, к сожалению, имеет место быть. Я полагаю, что у выросшего во врачебной среде и вообще в медицинской семье ребенка легче формируется правильный менталитет под влиянием родителей-медиков, если имеет перед собой их личный пример. В моей семейной династии, к примеру, 17 медиков, из них 15 врачей.
 
- В чем или в ком, на ваш взгляд, нуждается сегодня отечественная медицина?
- Отечественная медицина в целом, так же, как и вся Россия, нуждается в  первую очередь в грамотных, образованных, честных, культурных, инициативных специалистах-профессионалах. 
344
Правительство Самарской областиМинистерство здравоохранения Российской ФедерацииЭлектронное правительство Самарской областиПравительство Российской ФедерацииЗдоровый образ жизниЗдоровая РоссияМедицинский информационно-аналитический центрПрофилактика ВИЧ/СПИДа в РоссииПрокуратура Самарской области разъясняетФГБУ "ЦНИИОИЗ" Минздрава России Электронное правительство - госуслуги Региональный портал государственных услугОбластная научная медицинская библиотека МИАЦ Программа модернизации здравоохранения Самарской областиРеестр цен на лекарственне препараты
Создание сайта
mediaidea
Яндекс.Метрика
© Министерство здравоохранения Самарской области